Банк Крови


  Судебная медицина





Судебная медицина уже давно искала способы определения, являются ли кровью пятна и прочие следы, обнаруженные на месте преступления или на принадлежащих подозреваемым вещах. Было замечено, что высохшая или старая кровь быстро теряет свой цвет. Из красной кровь превращается в коричневую, затем становится желто-зеленоватой и по виду совсем не напоминает кровь.

Еще в ранние годы судебной медицины предпринимались многочисленные попытки найти способ, который бы мог доказать, что совершенно неразличимые пятна являются следами крови. Тысячи раз в истории криминальной полиции и юстиции отмечались случаи, когда у подозреваемых и обвиняемых находили свежие, несомненно, кровавые пятна, но их не могли уличить в преступлении, так как подозреваемые утверждали, что это следы крови животных.

В 1853 году анатом Людвиг Тейхман-Ставларский, работавший в польском городе Кракове, обратил внимание на то, что достаточно растворить засохшую кровь капелькой соленой воды с уксусом и довести до кипения, как под микроскопом можно обнаружить своеобразные кристаллы. Они получили название гемм-кристаллов, потому что представляют вещество гемм, которое является составной частью гемоглобина, придающего крови красный цвет.

В 1859 году был открыт микроскопический метод исследований предполагаемых следов крови. Учитывая то, что кровь состоит из красных и белых кровяных телец, исследователи стали рассматривать подозрительные пятна под микроскопом в поисках кровяных телец, которые представляли собой своеобразные маленькие диски с углублением посередине. Чтобы их можно было увидеть в кусочках засохшей крови, нужно было развести кровь в жидкости – тогда засохшие кровяные тельца разбухали. Правда, иногда процесс разбухания длился несколько дней, и очень старые следы невозможно было исследовать под микроскопом.

В том же 1859 году параллельно с микроскопическим методом возник новый, физический метод исследований в естествознании, который сыграл чрезвычайно большую роль в судебной медицине. Речь идет о спектральном анализе, открытом немцами Кирхофом и Бунзеном. Свет, пропущенный сквозь призму, рассеивался, образуя на экране спектр, похожий на радугу от красного до фиолетового цвета. Было установлено, что каждое излучающее свет вещество имеет свой спектр. При применении спектрального анализа растворов, содержащих кровь, выяснилось, что гемоглобин дает в спектре темные адсорбированные штрихи и полосы, которые расположены на типичных для него постоянных местах.

Спустя несколько лет, в 1861 году голландцу Ван Дину удалось разработать другой метод определения крови в давно засохших, не похожих на кровь пятнах. Он использовал способность гемоглобина связывать кислород и освобождать его. Ван Дин обнаружил в опытах со спиртовыми вытяжками западноиндийского растения гваяка, что эти вытяжки окрашиваются в синий цвет, если их смешать с превратившимся в смолу насыщенным кислородом терпентином (скипидаром) и кровью. Посинения не наступало при отсутствии крови.

Еще через два года, в 1863 году, немец Шенбайн разработал новый метод определения крови. Этим методом можно было обнаружить следы крови даже там, где ее следы были уничтожены. Шенбайн обратил внимание на то, что гемоглобин содержит фермент, который под действием перекиси кислорода давал белую пену. Если обработать перекисью водорода подозрительные предметы или одежду подозреваемого, то на местах, где была кровь, тотчас образуется пена. Но со временем выяснилось, что перекись водорода реагирует не только на кровь, но и на мокроту, слюну и иногда на ржавчину.
Наконец, итальянец Роберто Магнанини разработал в 1898 году метод, основанный на спектральном анализе. В результате трудоемких опытов он установил, что гемоглобин человека и животных по-разному ведет себя при обработке щелочным раствором калия. Но метод был пригоден только для анализа свежей крови, а не ее следов.

Так судебная медицина к концу века создала себе арсенал средств и методов для обнаружения следов крови. Попытки научиться различать кровь человека и кровь животных, что не менее важно, оставались безуспешными. С 1829 по 1901 год прошла полоса неудачных экспериментов и горьких разочарований. Орфила, Дюма, среда, 5 июля 2006 г. итальянцы, японцы, русские, голландцы, немцы, австрийцы – все они пытались решить проблему отличия крови человека от крови животного.

В 1901 году журналом «Немецкий медицинский еженедельник» была опубликована
работа Пауля Уленгута о новом методе определения наличия человеческой крови. Работа называлась метод определения различных видов крови и дифференциально-диагностическое доказательство наличия человеческой крови». Работа была короткой и скромной, но именно в ней говорилось о величайшем открытии, имевшем место в истории судебной медицины на рубеже XIX и XX столетий.

Еще 1890 году немец Эмиль фон Беринг обнаружил, что в водянистой составной крови, в так называемой сыворотке животных, которым осторожно малыми дозами вводили дифтерийный яд, образовывались защитные вещества против дифтерии, очень благотворно действовавшие на больных дифтерией детей. При этом было установлено, что кролики, которым некоторое время вводят в кровь коровье молоко, развивают в своей сыворотке защитное свойство против чуждого им белка коровьего молока. Если их сыворотку смешать с коровьим молоком, то наблюдается странное явление: белок коровьего молока – казеин – «выпадает» из него и образует мутный осадок.

Защитные свойства крови благодаря их способности выделять осадок получили название «преципитины».

Перед Паулем Уленгутом стояла задача установить, развиваются ли в сыворотке животных, обработанных специальным способом, специфические преципитины и нельзя ли таким образом различать белки разных птиц. С помощью сывороток из крови кролика Уленгут мог вскоре определить, каким животным принадлежат растворы белка, которые он анализировал, не зная их происхождения. После многодневных трудных опытов Пауль Уленгут Точно знал, что существуют принципиальные отличия между белком разных видов крови. Он повторял свои опыты с растворами крови многих животных: лошадей, овец, свиней. Результаты подтвердили выводы. Эти интересные наблюдения были исходным пунктом разработки биологического способа для определения различных видов крови. Тем самым появилась возможность отличить кровь человека от крови животного и решить одну главнейших проблем судебной медицины.

Открытие Уленгута дало развитию судебной медицины необходимый толчок. Возможность отличить кровь человека от крови животного способствовала росту доверия к теперь уже неограниченным возможностям судебной медицины.
А уже в 1901 году Пауль Уленгут успешно применил свой метод в уголовном деле об убийстве детей на острове Рюген в Балтийском море. Роль, которую сыграла экспертиза Уленгута в процессе над Тессновом, сделала метод известным далеко за пределами Германии и к 1904 году не существовало препятствий к успешному применению преципитина в судебно-медицинских институтах всего мира.

| ©2006 Банк Крови |